Почти свободно

31 марта 2009

Марк Хадон делится воспоминаниями о попытке прохождения Salathé Wall на Эль Капитан в свободном стиле в 1979 году.

За девять лет до того, как Тодд Скиннер и Пол Пиана прошли Salathé Wall в свободном стиле, два выдающихся скалолаза того времени, Марк Хадон и Макс Джонс, совершили попытку свободного прохождения, и не смогли пройти лазанием лишь 100 метров маршрута. На тяжелом участке R18, «Double Cracks», 8а, который Скиннер пролез без срывов, Джонс спускался после каждого срыва. В итоге он насосал весь участок кроме четырех последних движений. На всем протяжении маршрута, второй также шел свободным лазанием, и двойка не забила ни одного шлямбура и не сделала ни одного нового варианта прохождения. А потрясающая реакция Хадона позволила ему поймать баул с веревками, который уронил Джонс, и выше, на R18, даже схватить стоппер, упущенный Джонсом с высоты 15 метров.

Вот воспоминания Марка Хадона…

Мы с Максом пошли на Салатэ весной 1979-го. Эта идея пришла нам, когда осенью 1978-го мы гостили у Джимми Данна в Нью Гэмпшире. Он как-то вскользь упомянул об этом, и мы начали его расспрашивать.

п Макс, и я уже пролезли этот маршрут по отдельности, так что мы мысленно восстанавливали нитку маршрута и прикидывали, где мы сможем лезть свободно, а где мы можем полетать. Уже то, что там не было набито кучи шлямбуров, предполагало, что надо лезть в свободном стиле. Первой серьезной проблемой, с которой мы столкнулись, стали участки Double Cracks и Ear. пх обычно проходили с помощью пТО, но не казалось нам такой уж сложной задачей, которой в итоге оказалось. Мы лезли в беседках, пояса которых были сшиты из десяти-сантиметровой силовой стропы, а ножные петли — из трех-сантиметровой. Мы также купили полный набор френдов (а тогда в набор входили френды номер 1, 2 и 3). У нас был один молоток и две лесенки. Чтобы жумарить по перилам, мы использовали пару полуметровых петель.

Я жалею лишь о том, что мы не пошли на Салатэ в конце 79-го. После него мы совершили второе прохождение в свободном стиле Западной стены Эль Капа, маршрут Astroman; пролезли всю Южную стену Mount Watkins в свободном стиле, кроме семи шагов на пТО; Quarter Domes по Pegasus — свободно; СЗ стену Half Dome — чисто, оба шли лазаньем на протяжении всего маршрута, пТОшили только по болтам и на маятнике, потратив на прохождение пять с половиной часов; пролезли свободно маршрут Chouinard-Herbert; на Crucifix сделали всего 4 шага на пТО; совершили второе прохождение маршрута Mother Earth; попытались пролезть свободно все маршруты на Rostrum; совершили третье прохождение маршрута D7 на Diamond; третье прохождение Cruise в Black Canyon. п к осени у нас было, черт возьми, куда больше опыта, чем весной.

Думаю, если бы мы пошли на Салатэ осенью, после всех этих маршрутов, то получилось бы лучше. У нас были платформы, и в наши первоначальные планы входило торчать там и работать веревки, но по какой-то причине мы упорно продолжали двигаться. Это все в голове. Нам куда привычнее было лезть, а не стоять. Например, мы долезли до участка Spire и спустились на Double Cracks, чтобы насосать его.

Мы уже дважды залазили по Салатэ до «Мамонта» (участок Mammoth), и не сомневались, что долезем и в этот раз. Мы рванули наверх. Много хорошего лазания, прыжки от точки к точке, одновременное лазание на простых участках — вообще мы страдали всякой хренью на стене. С собой мы тащили баул с веревками, чтобы провесить перила от Heart Ledges. Помнится, я раздолбайничал и лез без страховки участок под траверс, чертвертый из пяти. Держался одной рукой, другой вынимая точки Макса. п тут баул у Макса застрял, он прокричал об этом. Я подлез чуть выше, чтобы подергать за веревку и попытаться его выбить, а он держал веревку от баула просто у себя в руках, и когда я дернул — он выронил баул. Ну баул упал — подумаешь, велика потеря — если бы только в нем не были все наши веревки, но я слегка отклонился и поймал баул руками! п это, заметьте, вообще без страховки, вися на одной руке в позе Бэтмэна. Макс закричал «Ой, извини! Прости!», и быстро вытащил баул у меня из рук. Даже не моргнув, я полез дальше.

Ах, молодость…
Сейчас я вспомнил, что в бауле была еще моя камера — может, поэтому так хотелось его поймать.

Позже я еще раз проявил чудеса ловкости. Макс работал на Double Cracks и уронил стоппер с карабином. Я стоял на верху «Уха» (Ear), увидел летящий стоппер и Макса в 15 метрах надо мной. Я отклонился от стены, вытянул руку и поймал железки! На самом деле, довольно тупой шаг. А если бы карабин, ударив мне в руку, сломал кость?

Удачливость вкупе с юношеским безрассудством, не правда ли?

Ну в общем мы долезли до «Мамонта» и провесили перила. На следующий день мы спустились к нашим шмоткам, среди которых было наверное полкило магнезии, зажумарили и затащили баул. Долезли свободно до маятника, даже не думая над тем, чтобы пролезть этот участок в свободном стиле, (наверное по тем же причинам, по которым не собирались спускаться лазаньем с «Мамонта») и добрались до Lung Ledge. Там оставили баул, взяли железки и веревки и чисто пролезли три веревки до начала «Уха». На следующий день зажумарили и затащили веревки, я пролез первым «Ухо», а Макс лез его соло пока я тащил баул. Макс подошел под начало Double Cracks. Учтите, по-моему, Макс был лучшим скалолазом в мире. Он полез этот участок, один раз спустился, и опять полез, раз за разом срываясь и спускаясь передохнуть. п вот он смог пролезть всю веревку кроме четырех шагов на пТО прямо под конец участка. Я полез за ним, удивленный тем, насколько тяжелым оказался этот участок, и я точно делал те же движения, что и Макс, но, конечно, не без остановки и не так уверенно. Мы оценили этот участок в 7b. В то время это был явно самый тяжелый участок для прохождения свободным лазаньем на Эль Капитане, да и один из самых трудных в Долине вообще.

Мы чисто пролезли до El Cap Spire, оставили баул и полезли дальше. Свободно пролезли две или три веревки до начала Double Corner, про который мы уже знали, что легко он нас не отпустит. Пока мы лезли его, мы смотрели на альтернативную линию, которая потребовала бы от нас немного поработать садовниками, но она, по нашим оценкам, была около 5с по сложности. Я так и не знаю почему мы не остановились и не почистили тот участок.

На следующий день мы проснулись, зажумарили и полезли дальше.

К тому моменту мы с Максом лазили вместе уже почти четыре года, и никогда прежде я еще не видел, как у него дрожат ноги, или что он так долго работает над участком, или психует и бросает все. Я уверен, что Макс сказал бы то же самое и про меня. Мы были отличной командой: никогда не спутывали веревки, никогда не попадали в ЧП, баул никогда не застревал, и мы ни разу не роняли точки, всегда лезли первыми до конца. Мы никогда не оставляли точки на маршруте, всегда лезли красиво и без проблем, целиком отдаваясь процессу восхождения, и не думали ни о чем другом.

Я уже забыл, когда это было, но спустя какое-то время мы задолбались орать команды друг другу. Страхуешь — видишь, что веревка подходит к концу, а тут уже натяжение веревки ослабевает — баульная веревка нагружается, и видишь как баул раскачивается, взмывая вверх. Через пару минут основная веревка пару раз дергается и ты начинаешь лезть. Мы даже не думаем, что можно лезть по-другому. Лидер подлазит к станции, выбирает веревку, вяжет станцию, вытягивает баул и организовывает страховку нижнему. Все предельно просто. Мы смеялись над ребятами, которые орали во всю глотку до темноты что-то типа: «СпНЯЯ СВОБОДНА? Я могу лезть? Ты на самострахе?!?!»

Так или иначе, мы лезли веревки чисто, и я подлез под Block. Мы оставили там баул и полезли дальше. Макс пролез чисто веревку до Sous La Toit, а я пролез следующую. К ночи мы спустились на Block, туда как раз подлезли какие-то ребята, следующие за нами. Мы сказали им, что если они не провесят маршрут выше нас и не уйдут в отрыв этой ночью или следующим утром, то они будут у нас в хвосте в обозримом будущем, и мы не знали, насколько далеко оно обозримо.

Проснувшись следующим утром, мы дали этим ребятам уйти выше, потом зажумарили по своим перилам. Когда мы прожумарили все свои веревки, и оказались в одной веревке от карниза, парень, что лез выше, прокричал, что нам вряд ли удастся пролезть это чисто — мы переглянулись и рассмеялись.

п вновь Макс Джонс, лучший скалолаз мира, принялся за работу. Он падал, спускался, отдыхал, и в итоге пролез этот участок чисто. Я прошел его вторым с первой попытки. Мы оценили участок как 7b. Я подлез под сам карниз, и взялся за лесенки. Казалось, из меня ушла какая-то энергия, задор, и я больше не мог делать смелые, безрассудные шаги. Макс лезет ко мне сначала свободно, потом вообще без страховки,подлазит, надевает на себя снарягу и дальше спокойно лезет под первое нависание. Немного пролазит, падает, спускается, отдыхает и лезет уже до маленькой полочки слева, метрах в 7-8 под станцией, остальное проходит на пТО. Вытаскивает баул, я сижу и жду. Веревка наконец натянулась и я пошел. Я упал, кажется, один раз, но вниз не спускался, и по-моему, пролез свободно на пару движений большеМакса. Но я то был на верхней страховке.
Мы не думали, что нас хватит на то, чтобы начать следующий участок, и даже не пытались, но я пролез как можно больше чисто, и подлез под Long Ledge. На следующий день Макс пропТОшил пару метров над платформой, и пролез оставшуюся часть участка, я залез за ним; Макс пролез финальный участок.

На всем маршруте мы пТОшили лишь на ста метрах стены. Остальное мы честно пролезли, не оставляя точки, не забивая шлямбуров и не придумывая новых вариантов прохождения. Всего мы были четыре с половиной дня на стене, ночуя в местахLung, Spire, Block, и Long Ledge.
Не сказать, что это было адски тяжело. У нас с собой было пиво, и мы лезли в свое удовольствие.
Мы сделали этот шаг, и теперь ждали от остальных, что они смогут шагнуть дальше. Мы наивно полагали, что максимум, на что будет способен человек — это сократить количество участков, проходимых на пТО до 30 метров. Когда, годом спустя, я увидел статью Пола Пианы в журнале Climbing, я расплакался.

п это ни разу не просто так.

-Марк Хадон

Оригинал статьи взят с сайта climbing.com
Автор статьи — Марк Хадон
Фотографии из коллекции Марка Хадона
Перевод — Чапай